ЭЛВИС И ЕГО МАТЬ ГЛЭДИС
Фрагмент Глав 3,4 из книги Элэйн Данди "Элвис и Глэдис"

Боб Смит был замечательным молодым человеком; на самом деле, он был немного моложе Долл - что только доказывает, что в ее решимости иметь детей возраст ничего не значил. Он был поразительно красив, с его индейской кровью ярко выраженной в его величественной наружности, красивой структуре кости, в его правильных ровных чертах, в его темных глубоко сидящих глазах и в его волосах черных, как вода, сверкающая в лунном свете. Он выглядел очень властным мужчиной, но, фактически, был очень мягким и преданным; и он любил Долл всю свою жизнь. Он был старательным рабочим, но не имел никакой квалификации, за исключением одной вещи, к которой у него был наиболее определенный талант - и это было не фермерство. Он был, говорят все в округе Ли, хорошим человеком.

20 сентября 1903 года Долл Мэнселл и Боба Смита поженил Преподобный Мартин. (По мимо всего прочего, Долл была очень религиозна и дважды по воскресеньям и дважды в неделю она ходила на божественные встречи в церковь на Юнион Гроув). На свою свадьбу она надела белое вышитое платье, с высоким накрахмаленным воротником, и приколола букет цветов к корсажу над левой грудью. Боб также надел рубашку с высоким крахмальным воротником и белый галстук, завязанный бантом. И, чтобы подчеркнуть официальность случая, под пиджак надел жилет. На лацкане его пиджака был приколот значок-пуговица, надпись на котором читается как "GRIT".

Долл, в отличие от светской чахоточной европейки своего времени, не имела возможности извлекать пользу из каникул на Альпах или модного курорта во время летней жары, хотя, наверняка, деревенский воздух округа Ли должен был немного помочь ей, если бы она вылезала из кровати достаточно часто, чтобы подышать им.

Но есть собственная семейная реакция на инвалидность, и есть реакция на нее со стороны. И необходимо сказать, что для большинства людей, которые знали Смитов, Долл, казалось, просто "получала удовольствие от своего плохого здоровья", Использовано достаточно общее выражение, чтобы объяснить раздражение здоровых людей к прикованной к кровати женщине, которая не доказала, что она больна, умерев в пределах разумного промежутка времени.

После бракосочетания Долл и Боб переехали к его матери Энн. Их первый ребенок, девочка, родилась через 10 месяцев после свадьбы и умерла год и два месяца спустя. Ее звали Эффи. Следующей в 1906 году появилась Лилиан. А вслед за ней в 1908 году родилась Ливэйл.

К тому времени Уайт Мэнселл переехал с фермы Хасси на свою собственную ферму в округ Понтоток недалеко от округа Ли. Вскоре за ним последовали другие Смиты : бабуля Энн Смит со своим 24-летним Джонни (который останется с ней неженатым до конца своей жизни), болезненный Тэбби 21 -го года, который умрет в 1919 году и Боб и Долл с двумя детьми, Лилиан и Левэйл, которые также переехали - целиком и полностью - чтобы укрыться еще раз под защитное крыло Уайта. В 1910 году Долл родила дочь Рету.

И затем, 25 апреля 1912 года, она родила еще одну девочку - мать Элвиса - Глэдис Лав Смит.

Четыре девочки подряд в семье фермера, у которых мать - инвалид, не предвещало ничего хорошего в будущее. Они будут работать на полях наравне с мужчинами, но не смогут ни начать такими же молодыми, ни работать также тяжело как смогут мальчики. Это был проверенный жизнью факт.

Боб и его семья работали испольщиками на ферме Уилбёрн в течение 4 лет. Это был самый долгий срок, когда они когда-либо оставались на одном месте. Но время было плохое возможно потому, что он не пополнял свой доход самогоноварением - ненадежность этого рода занятий заставила его очень крепко зацепиться за Понтоток - а также потому, что помимо его брата Джонни, единственными рабочими руками в семье были Лилиан, Ливэйл, Рета и Глэдис, которым к тому времени, когда они уезжали было соответственно 15, 13, 11 и 9 лет.

После того, как они покинули Уилбёрн, все семейство Смитов в полном составе, включая бабулю Смит и Джонни, они переезжали каждые два года, каждый раз с надеждой, что все будет лучше; Что земля будет лучше, что урожай хлопка будет лучше, хижина, в которой они жили лучше, что у них должна быть возможность свести концы с концами, чтобы встретить конец года. Смиты все еще считались достаточно юной американской семьей, чтобы иметь неугасимую веру, что следующий переезд каким-то образом подарит им процветание, которое до этого ускользало от них.

Они переехали на молочную ферму Марион Паркер.

Они переехали в местечко Айзема Паркера (сестра Боба Смита, Белл вышла замуж за Паркера)

Они переехали в местечко Марвина Лэмба.

Они переехали в местечко Джима Лава.

Они переехали в местечко Лютера Люммуса.

Они переехали в местечко Денниса Брука.

Они переехали в местечко Гарри Халлмарка, и их хижина сгорела, а семья Гриффина Барбера приютила их. И все время от Паркертауна до Игвилла, затем в Мурфилл, Неттлтаун и в Спринг Хилл они никогда не переезжали дальше, чем в радиусе 10 миль. Так делали испольщики. И всякий раз, когда они переезжали, люди, на чьи фермы они переезжали, приходили к ним в их вагон и разгружали всю обстановку, животных и детей, и обеспечивали их землей, где они будут работать.

С ее темпераментом, с ее характером, со случаями вспышек туберкулеза и постоянной инвалидностью, Долл несомненно отказалась от роли матери-руководительницы, описанной у Джона Стейнбека. Эмоционально это произвело глубокий эффект на всех ее детей. Они "искали в ней радости", а она дарила им печаль и тревогу. Они "смотрели на нее, чтобы она защитила их", а она беспомощно лежала в кровати. Вместо того, чтобы иметь "уверенную, хладнокровную, спокойную руку исцелителя", у нее рука была нервная и обезумевшая. Однако, она все еще была личностью величайшей власти; управляла через свою слабость, а кровать была ее троном. "Когда у девочки нет матери, за которою можно держаться, ей необходимо быть настороже", - писала Эдит Уортон.

Какой же шанс будет иметь в своей жизни Глэдис?

Говорит Херман Ирвин, сын Лена и Лили Мэй: "Во всем округе Ли не было девочки, которую воспитали бы в наиболее неблагоприятных условиях социально, экономически и интеллектуально, чем мать Элвиса".

Как выдержит Глэдис?

С помощью какой настойчивости, стойкости, выносливости, прилежания, цепкости и прилежания она преодолела все бедствия своих жизненных условий?

По воспоминаниям своей сестры Лилиан, Глэдис, когда была маленьким ребенком, была слабой и апатичной. "Ленивый поросенок" - вот так мы ее называли. Мы перетряхивали постели, затем поворачивались, а поперек одной из них лежала Глэдис и спала". Могла Глэдис несерьезно, бессознательно соперничать со своей матерью, добытчицей внимания, центральным фокусом семьи, когда была в самом доме? Очень вероятно, ибо она представляла собой совершенно другую картину внешнему миру. Для пришельцев извне она была очень милой. Это слова наиболее часто употребляемые для ее описания. Мертис Финли: "Она была милая, круглолицая, привлекательная малышка". Вера Тернер, дочь Кулли Митчелл: "У нее был самый милый характер из всех девочек Смит". Лили Мэй Ирвин: "Она была очень милой личностью". Она была, по описанию других, привлекательной, обаятельной и победительницей. Как мило и вежливо она просила у Финли еду. Как вежливо и с готовностью она бежала домой, когда миссис Финли отправляла ее туда, принести ведро, так чтобы миссис Финли могла наполнить его остатками еды. Она совсем не была шумной, требующей или назойливой как другие дети Смитов. Голод научил Глэдис манерам, также как это научило ее показывать дружественные, приятные, отзывчивые свойства ее натуры, свойства зависели от других людей самим фактом ее существования.

Лилиан: "Внутренне, Глэдис была очень натянутой, очень нервной, очень пугливой. Она пугалась буквально всего - грозовых штормов и ветра. По ночам она всегда слушала шумы, доносящиеся извне, и ей казалось, что в кустах кто-то прячется". Наследие от папочки, варящего самогон? "Но она также была очень упрямой. Невозможно было заставить ее сделать то, что она не хотела. Можно сказать, что она была своевольной".

Как и все другие дети этого района, Глэдис ходила в школу только 4 месяца в году - зимой. Остаток года ей нужно было проводить в полях: мотыжить хлопок, рубить хлопок, собирать хлопок, выдергивать кукурузу. Глэдис не "дружила с книгами", как говорится, и хотя она брала их домой на ночь, чтобы сделать домашние задания, она редко заглядывала в них; она ими не интересовалась. Тем не менее, Глэдис любила школу из-за возможности, которую она ей давала, а именно - находиться с другими мальчиками и девочками. И особенно она любила один спорт, которым девочкам разрешалось заниматься - баскетбол. В нем она торжествовала. Она может быть была менее значительна, чем любой из ее соучеников, но никто из них не мог сравниться с ее физической ловкостью в ведении мяча, в проходах с ним и одурачивании соперников. Настолько трудно было преодолеть такого нападающего, каким она была, что только один человек, достаточно ловкий, чтобы сдержать ее, была никто иная, как выдающаяся личность, сама баскетбольный тренер - миссис Мэри Харвилл.

Это произошло весной, в апреле, где-то незадолго до ее 21 дня рождения… Глэдис увидела молодого человека. Он был красив, высок и белокур, а она не знала, кто он. Он был единственным, чего не доставало на ее новом и оптимистичном горизонте, единственная личность, которую она должна была видеть ежедневно, когда он шел по одной из пяти улиц, единственная личность, которую она должна была видеть каждое воскресенье в маленькой молельне религиозного братства Первой Божьей Ассамблеи, куда приходил и он. Она не знала, кто он, но ей рассказали, что он - из большого клана Пресли, и что он жил с матерью и отцом на Олд Сэлтилло Роуд, и что его зовут Вернон.

Молниеносный роман Глэдис и Вернона, и затем их тайное бегство, (не прошло и двух месяцев после того, как они познакомились), допускает все язвительные замечания об обычных парах ошеломленных молодых любовников, пойманных в кольцо бесконтрольной физической страсти, которая временно сводит мозги на нет.

Тем не менее, тайное бегство этих совершенно оглушенных страстью молодых любовников требует продолжения рассказа, так как было самым невообразимым бегством года… по крайне мере, в Ист Тюпело. Когда они сбежали, то действовали импульсивно, а не по внезапно возникшему плану.

Есть три существенных условия для женитьбы: первые два, по которым нужно достичь цели, и третье, по которому цель должна быть достигнута. Первое - заинтересованные лица должны иметь деньги, необходимые для брачной лицензии; второе - пара должна быть в юридически необходимом возрасте для вступления в брак; и третье - им было лучше сразу иметь место, где бы они могли вместе жить. Обсудив между собой, Глэдис и Вернон не могли выполнить даже одно из этих условий. У них не было и трех долларов, чтобы заплатить за лицензию. Хотя Глэдис был 21 год, Вернону только что 10 февраля исполнилось 17 лет, а это был юридически нелегальный возраст. И у них не было даже приблизительного представления, где же они будут жить.

Глэдис и Вернон провели большинство их трех вечеров на катке роликовых коньков на краю Центра города. Устремляясь, вертясь, поворачиваясь или просто лениво кружась по большому рингу рука в руке с Верноном в то время, как разноцветные огни играли на их лицах, каждая смена красок делала их внешность все более прекрасной в глазах друг друга, чем раньше, музыка свинга, трубящая из громкоговорителей - все это было настоящим восторгом для Глэдис: соединение движения с музыкой было для нее одним из величайших, чувственных наслаждений.

Так что, возможно, по мере того, как усиливалось их взаимное очарование, они развеяли все свои скудные заработки на роликовый каток. Но, конечно, и многое другое способствовало их недостатку в деньгах. Глэдис, как глава семейства Смитов, была также и главной сего поддержкой. Фактически, так же как Вернон для своей семьи, которого люди помнят в то время занимающимся самыми разными делами - он разносил молоко на дом (хотя с Депрессией все меньше и меньше людей пользовалось этой услугой), помогал отцу на молочной ферме Орвилла Бина, занимался перевозками для разных бакалейных магазинов всякий раз, когда им нужны были дополнительные руки и любой случайной работой, которую он мог найти то здесь, то там или где бы то ни было - это означало, что у него не было регулярной работы, а он был не из тех людей, которые умели находить таковую.

Вернон положился в этом на Маршалла Брауна, своего хорошего друга - он на самом деле оказался хорошим другом, как станет ясно позднее - чтобы он достал 3 доллара для брачной лицензии. Это препятствие они проскочили, а теперь столкнулись лицом к лицу с тем, что не могли пожениться в Тюпело, где все знали всех и, следовательно, узнали бы, что Вернону было только 17 лет. Им пришлось поехать в округ Понтоток и получить лицензию там. В округе Понтоток, конечно же, родилась Глэдис.

В воскресенье 17 июня 1933 года (трудно поверить в то, что они, действительно, ждали выходных дней) Глэдис и Вернон вместе с Маршаллом Брауном и его женой Воной Мэй (урожденной Пресли) улетели в Понтоток. В один день они: составили заявление для брачной лицензии, заполнили ее и сертификат, и затем "на основании лицензии от клерка Окружного суда из указанного округа Понтоток (Окружной клерк мистер Дж.М.Гейтс) в тот же день торжественно отметили заключение брака между мистером Верноном Пресли и мисс Глэдис Смит".

У новобрачных не было даже, где остановиться. У Смитов в их маленьком доме на Келли стрит проживало 6 человек, а Пресли - Джей Ди, мать Вернона, Минни Мэй, Вестер, старший сын, сам Вернон и его 4 молодые сестры - Делта, Нэшвилл, Лорена и Глэдис (популярное имя того периода; впредь, она будет известна как Маленькая Глэдис, а мама Элвиса как Большая), жили на Олд Сэлтилло Роуд в доме, который они называли "большим домом", так как в нем было четыре комнаты. К этому времени у Пресли так же проживал Преподобный церкви Первой Божьей Ассамблеи Эдвард Паркс и его жена. Ситуация сложилась так, что хотя любой дом предоставлял жилье Глэдис и Вернону, но каждому в отдельности; ни один не мог предоставить жилье обоим. Снова они были обязаны филантропии Маршалла и Воны Мэй Браун. С этого момента они неделями жили гостями в их доме - спали на полу, в собранных из одеял и матрацев, постелях.

Теперь Вернон и Глэдис нуждались только в своем собственном доме, чтобы их блаженство стало полным. Место для постройки жилья, которое они выбрали, находилось по соседству с домом Пресли на Олд Сэлтилло Роуд. Оно было в собственности Орвилла Бина, и Бин ссудил Вернону 180 $ (с процентами), чтобы построить дом, и затем назначил ему ренту до тех пор, пока он не расплатится. Он поступал так со всеми арендаторами своей частной собственности.

Примерно в конце июня 1934 года Глэдис поняла, что беременна. Предположительно, где-то на пятом месяце она была уверена, что у нее - близнецы. Эта новость пришла к ней свыше, но у нее были и более реальные причины ждать близнецов. И дело было не только в том, что она была необычайно крупная в начале беременности, и на более поздней стадии смогла почувствовать, что внутри у нее двое детей, которые толкают ее по очереди, но в семье были истории о близнецах и со стороны отца и со стороны матери. Сейлс Пресли имел брата близнеца, Гордона, а у Глэдис были идентичные близнецы-кузины - Элзи и Эллис Мэнселл. Дочь Анни Пресли тоже имеет близнецов.

Теперь она была беременна, и хотя это была сложная беременность, которая сопровождалась тяжестью и усталостью, и тем, что ее ноги стали сильно отекать, она была счастлива. С той минуты, как она вышла замуж за Вернона, она хотела иметь не просто детей, а его детей, которые будут похожи на него, и те общие дети, которые у них будут, да, ее дети, которые все время будут рядом с ней.

Кто именно присутствовал при рождении Элвиса в то раннее, морозное утро в январе 1935 года ? Мнения настолько разделились, что мы, возможно, никогда не узнаем.

По воспоминаниям Вернона в интервью "Good housekeeping" в 1977 году, помимо него там были Джей Ди (его отец), Минни Мэй (его мать), акушерка, Эдна Робинсон, какой-то приятель и врач. По рассказам Вестера, там были только Минни Мэй и врач. По сообщению Фэй Харрис, там был весь первый состав плюс еще несколько соседей. Но затем, у Фэй Харрис Элвис ошибочно родился в полдень, также как он ошибочно родился до Джесси, тогда как он родился в 4:35 утра, полчаса спустя после Джесси. Что забавляет жителей Ист Тюпело, так это - легенда о докторе-скептике, которого нужно было убеждать против его воли, что у Глэдис - близнецы. Со многими вариациями, это повторялось бесконечно.

Покойная Фэй Харрис рассказывала Джерри Хопкинсу для его биографии Элвиса: "Вместе с Глэдис все передавали всем, что у нее будут близнецы, но доктор ничего такого не утверждал. Элвис родился… и оказалось, что роды у нее все еще продолжаются. Доктор воспротивился, что это не так. Глэдис сказала: "Ну вот, болит точно также как раньше". В конце концов, вмешался сосед: "Доктор, отттуда собирается появиться еще один ребенок". (И оттуда появляется Джесси - не надлежащим образом).

Вернон, однако, в "Good Housekeeping" заявил: "После того, что мне показалось вечностью, родился малыш, который умер. Но затем, мой отец положил руку на живот моей жены и объявил: "Вернон, там еще один ребенок". В то время когда родился Элвис, медицина не помогала докторам, предсказывать близнецов, так что его появление захватило нас полностью врасплох".

Элвис родился близнецом, который был, - возможно, об этом было рано говорить определенно - идентичным близнецом. Тот факт, что загадка смерти сопутствовала его рождению, что самое начало его жизни было отмечено концом его брата, повлияло на всю его жизнь так, как люди, которые не являются близнецами, с трудом смогут понять.

Живому ребенку они дали первое имя Элвис. Это было среднее имя Вернона, которое его мать Минни Мэй выбрала просто потому, что ей нравилось, как оно звучит. Оно не было широко распространено. В Генеалогическом обществе церкви Мормонов говорят: "Это - в первый раз, когда оно возникло перед нами во всех наших обширных генеалогических изысканиях". Как бы там ни было, это имя не было уникальным в округе Ли. Ко времени рождения Элвиса уже было два мужчины по имени Элвис: Элвис МакКой и его сын. Были также Элвис Хиперли, Элвис Гордон и Элвис МакКолл - все родились до Элвиса Пресли. И по странному стечению обстоятельств на кладбище Либертивилл в округе Ли лежит Элвис Смит (1906-67).

До сих пор это пребывает в области толкований. Однако, входя в область метафизики, любопытно заметить, что Глэдис и Вернон сделали правильный выбор, когда называли своего живого сына именем с такой очевидной монограммой "lives" (живой). Когда Элвис сам составил ее, он был восхищен.


© Перевод с англ. Н. Галаджевой



Официальный Русский Фэн-клуб Элвиса Пресли основан в Москве в 1990 году

Фэн-клуб зарегистрирован в Elvis Presley Enterprises Inc.

Elvis, Elvis Presley & Graceland are registered trademarks of EPE Inc.

Использование любых материалов с сайта без письменного разрешения фэн-клуба запрещается

Все материалы, представленные на сайте, предназначены исключительно для ознакомления, а не для продажи!