ИНТЕРВЬЮ С ДЖОНОМ ВИЛКИНСОНОМ

Джон Вилкинсон был ритм-гитаристом Элвиса с 1969 по 1977 год и, вместе с ведущим-гитаристом Джеймсом Бертоном был единственным из группы TCB, кто никогда не пропустил ни одного шоу за все эти годы, выступив в свыше 1100 концертах на сцене с Королем. У него была долгая и блистательная карьера в музыкальном бизнесе, а играть на гитаре он начал в 5 лет. Я разговаривал с Джоном по телефону, позвонив ему домой, в Спрингфилд, штат Миссури.

Привет Джон, и спасибо за то, что нашел время поговорить с нами. Не могли бы мы начать с того, чтобы вы нам рассказали о том, где вы родились и где росли?

- Я родился в Вашингтоне 3 июля 1945 года, и был усыновлен моими родителями, когда мне было 2 месяца. Они переехали в Спрингфилд после того, как отец закончил службу в Военно-морском флоте, так что я рос здесь с 2 лет и до того времени, как я уехал из дому в 18 лет прямо сюда, в самый центр Соединенных штатов.

Как вы впервые вошли в музыку и почему выбрали именно гитару?

- Понимаете, я всегда был окружен музыкой. Спрингфилд был - и до сих пор остается - крупным центром музыки кантри, и я обычно слушал много кантри по местному радио. Мой отец пел в церкви. Он был басом, и хорошим басом. В доме всегда звучала классическая музыка и опера. Что касается гитары, мои родители не очень то умели играть на музыкальных инструментах. Мой отец мог сыграть несколько аккордов на пианино в церкви. У моего учителя музыки еще с детского сада и до 12 класса, у него была старая гитара. Некоторые парни из класса помимо меня играли и пели народные песни. Я подумал, что мне это доставляет удовольствие. Я видел много концертов кантри в городе и по ТВ, и просто подумал, что мне хотелось бы играть на гитаре. Поэтому я спросил своего учителя, нельзя ли мне поиграть на этой гитаре, и он разрешил. Я уже практиковался в игре на пианино, поэтому брал аккорды на пианино и переносил их на гитару. Вот так, в основном, я учился по слуху.

Поскольку вы росли в семье в окружении всей этой музыки, был ли Элвис частью ее?

- Когда он впервые появился, да. Мои родичи не думали, что он для меня хороший пример. На некоторых фотографиях он был одет в черную кожаную куртку и сидел на мотоцикле, а волосы у него были черные и гладко зачесаны. Они считали, что я ни в коем случае не должен ему подражать. Когда он начал делать себе имя на Юге, был другой певец, Конвей Твитти. У него вышла песня "Only Make Believe". Эта песня прозвучала по радио, и я подумал, что это Элвис. Это было тогда, когда Конвей был звездой рок-н-ролла, а не кантри. Был также парень, которого звали Рэл Доннер. Здесь, в городе, я слушал по радио "40 лучших". Откровенно говоря, мне никто там не нравился, кроме Рэла, Конвея и Элвиса.

Так как же вам удалось встретиться с Элвисом, когда вам было всего лишь 11 лет?

- Я видел несколько ТВ-клипов, когда он был на Луизиана Хэйрайд и у него была гитара Мартин Д-18. А иметь гитару Мартин, это значит иметь самую лучшую среди акустических гитар. Так что я видел этого малыша на сцене, а он просто отбивал ритм на ней. Все малыши, которые играли, убили бы, чтобы иметь такую гитару. Мы-то уж, конечно, не отбивали бы на ней ритм. Это, своего рода, обидело меня, вот так бить по гитаре. Я принял решение, что однажды я должен встретиться с этим Котом Хиллбилли и сказать ему: "Вы ни черта не умеете играть на гитаре" Мне было 11 лет - или 10, то ли 10, то ли 11 - а он был вторым в афише за кантри певцом за Хэнком Сноу. Они приезжали в Спринфилд (в 1956) на концерт в даунтауне. Я подумал: "Вот мой шанс". В те выходные - Элвис выступал в субботу - мои родители решили взять денек и съездить на озеро. По радио сообщили, что Элвис приезжает в город и в полдень у них будет проверка звука. Итак, когда мама и папа уехали, я сел на велосипед и поехал туда, где он играл. Я прошел через служебный вход и стал искать Элвиса. Я шел по коридору, глядя налево и направо. Никого. Со сцены была слышна музыка. Это Хэнк Сноу проверял звук. Затем, в самой последней комнате слева, куда я заглянул, я увидел его. Он сидел, подняв ноги на стол и опираясь на спинку стула. С одной стороны у него был бумажный пакет или гамбургеры, а с другой стороны шесть бутылок Кока или Пепси Колы. Я постучал в дверь. Он взглянул на меня, а я сказал : "Вы - Элвис Пресли", и он ответил : "Я знаю". Я подумал: "О, Боже, мне 10, а ему 20 или что-то в этом роде, а он такой сообразительный". Вступать в перепалку я не собирался. Он пригласил меня войти, встал, пожал мне руку. Затем предложил мне стул, и мы разговорились, и это было самое лучшее во время нашей встречи. Он спросил о моей семье, в какую школу я хожу, ну и всякую такую ерунду. А затем наступила моя очередь. Я сказал: "Элвис, я искал вас и вот почему" Я продолжал: "Я должен сказать вам, что вы ни черта не умеете играть на гитаре". Он взглянул на меня с усмешкой и сказал: "Ты думаешь, что умеешь играть лучше, чем я?". Я ответил: "Я знаю, что умею". Рядом, прислоненная к стене, стояла старая разбитая гитара Гибсон Джей-45, и я попросил разрешения воспользоваться ею. Я взял медиатор, который принес с собой, и немного поиграл ему. Я сыграл кусок из Foggy Mountain Breakdown в стиле блюграсс, воспроизведя партию банджо на этой гитаре. А потом я спел пару старых народных песен. Когда я закончил, он сказал: "Довольно хорошо", а я ответил: "Я знаю". И мы оба засмеялись. Я расквитался. Потом я услышал нечто, звучавшее как грохот стада слонов, бегущего по коридору, а оказалось, это были два его телохранителя, и до сих пор не знаю, кто это был. Они вошли, посмотрели на меня и спросили: "Эй, малыш, ты - кто, тебе здесь не положено находиться". Элвис глянул на них и ответил : "Парни, минутку. Это мой друг, его зовут Джон Вилкинсон, и он всего лишь дал мне урок игры на гитаре". Они сказали, что мне придется в любом случае уйти. Когда я направился к двери, Элвис подозвал меня обратно, обнял и сказал: "Джонни, я уверен, что однажды мы снова должны встретиться". Я ответил, что надеюсь на встречу, пожелал ему удачи, чтобы его шоу прошло хорошо. Он спросил, есть ли у меня билеты, а я сказал, что нет, и что мои мама и папа думают, что он не тот тип, с которым я должен был якшаться, потому что им казалось, что он грубый и непристойный. Он спросил: "Значит, ты думаешь, что я грубый и непристойный?", и я ответил: "Нет, для меня вы просто замечательны". Я спустился по лестнице, сел на свой велосипед и поехал домой.

Итак, расскажите нам о вашей карьере с этого момента и до 1969 года, когда вы начали играть с Элвисом, чем вы занимались?

- Я начал всерьез заниматься народной музыкой, внимательно следя за такими группами как The Kingston Trio, Питер пол и Мэри и Journeyman. И т.д. и т.п. Именно этой музыкой я продолжал заниматься. Я собрал группу народной музыки в средней школе под названием The Coachmen. Позднее я уехал в Калифорнию, путешествуя по стране, играл в каждом баре, который мог найти. Я связался с некоторыми рок группами, которые работали в то время. Мне не нравилась вся эта музыка, только некоторая. Это было около 64 года, я полагаю. Я продолжал слушать Элвиса, потому что у меня было все, что он записывал. Я заработал по-настоящему хорошую репутацию в Лос-Анджелесе как студийный музыкант. В середине 68 года - я уже встречался с Элвисом в 65 году, но это отдельная история - Элвис к тому времени решил бросить все эти фильмы, в которых Полковник заставлял его сниматься. Он хотел вернуться на сцену.

Итак, что произошло в 69 году? Вы были привлечены к нему Джеймсом Бертоном, правильно?

- На самом деле первым меня привлек Элвис. Он увидел меня на местном Лос-Анджелесском ТВ. Я обычно выступал в программе, своего рода American Bandstand в местной версии, которую вел парень по имени Роберт В.Морган. Прекрасный диджей, который, к сожалению, уже ушел. Элвис, постоянно, смотрел это шоу, слышал и видел меня там, как я пою и играю. В любом случае, однажды я сидел дома в Калифорнии. Была суббота, и шел дождь. Моя машина была в ремонте, а я был полупьян, приняв в себя напиток из красного вина, смотрел старую программу Ozzie & "Harriet", которую я уже видел еще на черно-белом ТВ. Зазвонил телефон. Все мои приятели знали, что был поклонником Элвиса, и иногда они звонили, подражая его голосу. Пытались одурачить меня. Итак, телефон зазвонил, я подошел к телефону и похожий на Элвиса голос сказал: "Эй, Джон, это Элвис Пресли". А я сказал: "Да, неужели!" и повесил трубку. Затем я подумал: "Эй, ужасно правдоподобное подражание. Наверное, нужно было бы…" Телефон зазвонил снова. Я подошел и сказал: "Да, сэр?" Он ответил: "Черт возьми, Джон, больше не вешай трубку, это Элвис. Я хочу поговорить с тобой!" Я рассказал ему, как обычно вели себя мои приятели. Он ответил, что все в порядке и продолжал: "Ты помнишь, я говорил тебе некоторое время тому назад, что собираюсь бросить это кино, и вернуться в турне и снова выступать?". Он сказал, что собрал группу, Джеймс Бертон на ведущей гитаре, Джерри Шеф на басу, Ларри Мухоберек на клавишных, и Ронни Татт на ударных. Он спросил, знаком ли я ними, и я ответил, что, конечно же. Он сказал, что они у него дома (в Л.А.) и спросил, не хочу ли я приехать и поиграть вместе. Он сказал, что пошлет за мной машину, и она будет через 20 минут. Итак, большой черный лимузин подкатил по дорожке к моему дому, и два здоровых парня вошли и сообщили, что приехали забрать меня. Они отвезли меня домой к Элвису, где он находился со всеми своими парнями. Мы устроили сейшин, может быть, минут на 30-45. Мы играли, он пел, и это была прекрасная проба. В конце этого дня, когда он устал, и когда я уезжал, он обратился ко мне: "Эй, Джонни, у меня есть свободное место в группе. Мне нужен ритм-гитарист. Ты именно тот человек, который может выполнить эту работу. Будешь играть?" Я ответил, что мне очень хотелось бы, но что я был народным исполнителем, не рок-н-рольщиком. Он ответил, что будет платить мне дополнительные деньги, чтобы я играл для него на гитаре и был терпимым. Он сказал: " Итак, теперь ты будешь ритм гитаристом рок-н-рола?" и я ответил: "Несомненно". После этого, Джеймс позвонил мне и спросил, предложил ли Элвис мне работу, и Джеймс подтвердил предложение. Джеймс был рад по поводу того, что я присоединяюсь к группе. Он сказал, что мы сделаем прекрасный ансамбль. И мы сделали. Довольно-таки чертовски хороший коллектив.

А как насчет открытия в Вегасе в 69 году. Есть ли какие-нибудь адекватные слова, которые могут описать, как выглядел этот вечер?

- Вечер открытия. Он был готов к выходу. Он нервничал, но я думаю, он больше нервничал от страха. Он вспоминал 56 год, когда Полковник засунул его в отель Новый Фронтьер. Вегас не был готов к Элвису, а Элвис не был готов к Вегасу. Поэтому ему всегда было любопытно, пришли ли люди посмотреть его, чтобы посмеяться над ним, или они пришли, потому что относились к нему как к серьезному исполнителю. Мы говорили ему: "Тебе совершенно не о чем беспокоиться, Элвис, ведь мы - рядом". Поэтому, когда он вышел на сцену в тот первый вечер, публика - я имею в виду, что они просто впали в неистовство, еще до того, как он спел хоть какую-то ноту. Для меня это было все равно, что схватиться за электрический шнур, через который был пропущен ток. Просто видеть всех этих людей, его поклонников, они все еще любили его и хотели услышать как он поет. Я думаю, это была самый волшебный вечер, который я когда-либо переживал в свой жизни.

Помимо Джеймса Бертона, вы были единственным музыкантом, никогда не пропустившим ни одного шоу. Были ли какие-нибудь другие шоу, которые отличались для вас?

- Ну, конечно, концерты Aloha from Hawaii. Я уверен, что они были вершиной славы его карьеры. Это были невероятные шоу. Репетиция в костюмах, которую теперь называют The Alternate Aloha, была таким же хорошим шоу. Фактически, говорят, что лучше, чем прямой эфир. Первоначально планировалось, что это будет просто репетиция, чтобы убедиться, что все последовательно проверено, эфирная связь и все такое. Но они решили, что снять его тоже было бы хорошо.

Были сообщения годы спустя, что репетиционное шоу было также выпущено в эфир, но только на Гавайи. Вы не знаете, правда ли это?

- Нет, не думаю, что они выпускали в эфир этот концерт. Зал был переполнен. Было что-то около 2000 тысяч поклонников, которые прилетели из Японии специально чтобы посмотреть репетицию. Они остались и посмотрели еще и основное шоу. Он хорошо выглядел, никогда не выглядел лучше. Голос у него был сильным, он все также получал удовольствие от музыки. Он с удовольствием взошел на сцену и выступал для своих поклонников. Второе шоу, которое состоялось вечером, они впервые начали снимать фильм That's The Way It Is (10 августа 1970). Он был стройным, он был счастлив, он был загорелым, и он был взволнован. И все это - в его музыке. Энергия, которую он излучал в тот вечер, могла обслужить электроэнергией шесть городов в Австралии. Эти качества, которые по-настоящему проявились. Тоже самое можно сказать и о шоу в Madison Square Garden, потому что это был настоящий вызов для него, завоевать Нью-Йорк. Нью-йоркцы, традиционно, не очень-то теплые люди. Некоторые думали, что он им не нравится. Но они, конечно, любили его.

А какие песни, из тех, которые вы играли для Элвиса на сцене, были вашими самыми любимыми?

- Я всегда любил его старые рок-н-рольные вещи, такие как Teddy Bear, Mystery Train, Johnny B.Good, All Shook Up. Но мне также нравятся и те, которые исполнялись с большим оркестром, типа Can't Help Falling in Love, An American Trilogy, My Boy, My Way. Я также люблю эту вещь Перри Комо, It's Impossible. По-настоящему прекрасная песня.

А как насчет того, когда он бросал вам какой-нибудь финт на сцене, вроде чего-нибудь, что вы никогда не репетировали раньше, было ли это так уж страшно для вас?

- Ну, дело состоит в том, - и он не знал об этом, - но мы репетировали почти каждую песню, которую он когда-либо пел. Он не был осведомлен об этом. А мы не говорили ему. Но не было такой песни, которую он мог вдруг вспомнить, а мы ее не знали. Даже те, которые он не записывал ранее. Мы учили их. Потому что у него была репутация практикующего шутника, и он любил вытащить на свет Божий то, что он называл Stump The Band. Так что он иногда останавливался посреди песни и говорил: "Я не хочу петь эту песню. Давайте споем Broken Heart или какую-нибудь другую малоизвестную вещь. Это всегда изумляло его. Он говорил: "Откуда вы парни знаете эту вещь?" А мы отвечали: "Ну ты же знаешь, босс, мы всегда готовы для тебя. Нас ты не одурачишь".

Чем вы еще занимались между шутками, приколами с Элвисом в те дни?

- Я работал несколько раз с The Kingston Trio. Я раньше был членом этой группы некоторое время. Когда одни раз Элвис заболел и должен был лечь в больницу, один из ребят в этом трио тоже заболел и они попросили меня, не смогу ли я занять его место. Или я играл на банджо в The Chad Mitchell Trio. Или я участвовал в студийных сейшинах.

Расскажите о том, что это такое, работать с Элвисом в студии?

- Это всегда продолжалось всю ночь. Если сейшин должен был начаться в 19 часов, он не появлялся там раньше 22 или около того. И после того, как он прослушивал песни на демо кассетах, которые он, может быть, хотелось записать - которые Фелтон Джарвис обычно поставлял ему, - мы начинали играть их. Если он находил песню, которая ему нравилась, он работал над ней снова и снова, до тех пор пока она не получалась в точности так, как он хотел. Иногда мы не уходили из студии до 4 или 5 часов утра. И он всегда заботился о нас, он всегда снабжал нас едой, так чтобы мы не умерли от голода. Он всегда очень упорно работал, и он был перфекционист. Никогда не делал один дубль любой песни. Он хотел иметь несколько дублей и выбрать лучший из них.

А как проходила запись в Грейсленд в 1976 году?

- Сейшины в Комнате Джунглей. Прекрасно.

Это был единственный раз, когда вы приезжали в Грейсленд?

- О, нет. Временами он звонил мне в 3 часа ночи и говорил: "Джонни, можешь сесть на самолет и прилететь в Мемфис? Мне не с кем поиграть". Остальная часть группы уже уехала в Лос-Анджелес. Я помню эти времена, потому что больше никого не было. Ни телохранителей, ни жен, ни друзей, никого. Только он и я. И я брал туда мою акустическую гитару, и мы пели и играли, смотрели старые фильмы с Джоном Уэйном, катались на мотоциклах и так далее. Так что я бывал в Грейсленд довольно часто.

С годами, когда поездки Элвиса продолжались, и физический закат Элвиса становился очевидным, что вы думали по этому поводу?

- Конечно, мы видели, что Элвис совсем не в лучшей форме. Это началось примерно в 1974 году. Я забыл точную дату, но мы были в Колледж Парк, штат Мэриленд. Он вышел на сцену и был ужасно отекшим. У него был странный взгляд. Он шел с трудом и забывал слова песен. Я помню, посмотрел на Кати Вестмореленд и спросил: "Что случилось?", а она ответила: "Не знаю". В то время было очевидно, что что-то очень серьезно не в порядке, но мы не знали что. Один вечер он был в таком состоянии, а на следующий вечер все было в порядке, он был в идеальном состоянии. Мы узнали, что многое было из-за того, что у него плохо отходила жидкость. Спросите любую девушку старше 12 лет, и они все расскажут вам об этом. Мы все ужасно беспокоились о нем. Фактически, некоторые из нас шли и спрашивали его: "Что с вами происходит?", а он отвечал: "Сейчас я просто не очень хорошо себя чувствую". Позднее мы узнали, что у него была глаукома, он едва видел. И у него было сильное искривление толстой кишки, что иногда не позволяло ему сходить в туалет шесть дней к ряду. Он принимал много болеутоляющих лекарств. Сам себе их прописывал. Или просил своих докторов. Что ему было нужно, так это реальная помощь и отдых. Но он говорил : "Парни, я не могу сделать это. Мои поклонники не дадут мне". Мы говорили, что да нет, конечно же, дадут, они наверняка бы поняли, но он смотрел на это иначе. Мы считали, что Полковник заставляет его ездить в турне слишком часто, и мы обсуждали увольнение Полковника. Он говорил: "Я не могу сделать это. Мы пожали друг другу руки, когда мне было 19 лет, а мое рукопожатие стоит золота, ну вы же, парни, знаете об этом". Но мы были уверены, что концерты убивают его, что он не достаточно отдыхает. Поэтому мы и видели, что к 74 году он был не в лучшем состоянии. Но никто из нас не собирался уходить от него.

Так что вы думаете о Полковнике в целом?

- Я буду с вами откровенен. Мы друг друга не любили. Я отдам ему должное, где он этого заслуживает. Он, возможно, был самым практичным дельцом, которого я когда-либо встречал, но он также был самым бесчестным и неэтичным человеком. Он был омерзительный сукин сын. Том Дискин, правая рука Полковника, мог взять на себя управление карьерой Элвиса, и я думаю, все могло быть несколько иначе. Но Полковник в целом был омерзительным старым хреном. Я не любил его, а он не любил меня.

Где вы были, когда услышали о смерти Элвиса?

- Мы все летели в Портленд, штат Мэйн, где Элвис должен был выступать перед открытием нового турне. Мы вылетели из Лос-Анджелеса, и сели в Лас-Вегасе, чтобы забрать Джо Гершоу и оркестр. И снова взлетели. Мы были прямо над Пуэбло, штат Колорадо, и пилот сообщил по интеркому, что мы должны сесть и дозаправиться. Мы подумали, что это странно, потому что этот самолет мог перелететь с побережья на другое побережье без всякой заправки. В любом случае мы сели и пара офицеров, - я думаю, возможно, Уличный патруль штата Колорадо - ждали у подножия трапа нашего самолета. Они поднялись по трапу и попросили Марти Харрелла, который был тромбонистом в оркестре. Его ждал телефонный звонок. Мы решили, что, может быть, что-то случилось с родителями Марти или его сестрой, что-то в этом роде. Так что мы вышли из самолета и походили, чтобы размять ноги неподалеку от самолета. Мы все стояли около трапа, когда вернулся Марти. Он шел с низко опущенной головой очевидно сильно расстроенный. Он сказал: "Девочки и парни, слушайте меня. У меня плохие новости. Все кончено, Элвис умер сегодня утром". Мы все воскликнули: "Что? О чем ты говоришь? Умер?" Ну, вы же понимаете, что Элвис не мог умереть. Он мог бы отменить несколько шоу тут или там, но умереть не мог. Мы все были в ужасе. Мы сели в самолет, чтобы вернуться в Лас- Вегас и Лос-Анджелес. Как вы можете себе представить, состояние у всех в самолете было очень подавленное, все плакали, потому что мы ничем не могли помочь, вы же понимаете.

А ваша жизнь после Элвиса, мы слышали, что у вас были проблемы со здоровьем некоторое время тому назад. Как ваши дела обстоят сегодня?

- О, я все еще жив. У меня действительно был удар 15 апреля 1989 года. Левую сторону парализовало, так что я больше не могу играть на гитаре. Но я все также пою и делаю это для клуба поклонников по всей Европе. Помимо этого, здоровье у меня по-прежнему очень крепкое.

А как ваша семейная жизнь, вам удалось создать семью за эти годы?

- Я женился в 1983 году. Мы с женой живем в нашем старом семейном доме в Спрингфилд, штат Миссури. Здесь прекрасно. К сожалению, моя жена не смогла иметь детей, так что у меня нет двуногих детей, по крайне мере никаких, за которых я плачу. Но у нас есть двое четвероногих малышей, наши собаки.

Когда вы вновь смотрите кадры из That's the Way It Is, Elvis on Tour, Aloha и т.д., и видите себя, совсем молодого, это счастье для вас или также и чувство печали?

- В большинстве своем - счастье. Мы были частью мировой музыкальной истории. Я помню старые добрые времена, музыку, волнение. Но время от времени у меня слезы выступают на глазах, зная, что это могло продолжаться, но печально, оттого, что этого не произошло. Я все еще люблю смотреть That's The Way It Is, Elvis Оn Tour и Aloha.

Кажется, почти 40 лет прошло с выхода That's the Way It Is?

- Ну, разве это не изумительно? Иногда кажется, что это было только вчера. Фактически, как раз последним вечером я сидел и смотрел That's the Way It Is, и смотрел с удовольствием, пел вместе с записью и прекрасно провел время. Жаль, что его нет.

Под конец, есть что-нибудь, что вам хотелось бы сказать поклонникам Элвиса, которые будут это читать?

- Да, я живу ради поклонников Элвиса. В одном из моих разговоров с Элвисом, он сказал: "Джонни, если бы не поклонники, я был бы просто еще одним чертовым безработным певцом, а ты сидел бы за мной на стуле бара и играл "Love me Tender". А потом он сказал: "Позаботься о поклонниках, а поклонники позаботятся о тебе". Это правда, по всему миру, где бы я ни бывал, поклонники просто потрясающие. Я рассматриваю поклонников как часть моей большой семьи. Я никогда не был в Австралии, но я слышал много хорошего. Так что, может быть, я увижусь с вами однажды.

Джон, еще раз благодарю вас за то, что поговорили с нами.

- С удовольствием, Скотт, спасибо.

Интервью Скотта Дженкинса 10 июня 2006 года.

© Перевод с англ. Н. Галаджевой



Официальный Русский Фэн-клуб Элвиса Пресли основан в Москве в 1990 году

Фэн-клуб зарегистрирован в Elvis Presley Enterprises Inc.

Elvis, Elvis Presley & Graceland are registered trademarks of EPE Inc.

Использование любых материалов с сайта без письменного разрешения фэн-клуба запрещается

Все материалы, представленные на сайте, предназначены исключительно для ознакомления, а не для продажи!